Реклама в
Интернет
Stolica.ru Все
Кулички

Гусарский Клуб Гусары в искусстве
Поэзия На главную

Владимир Душаков

Слово о поручике Ржевском (Песнь II)

(c) Copyright: Владимир Душаков, 2001

ПЕСНЬ ВТОРАЯ
1

Тогда взял слово Лев Уваров,
Бретер, картежник продувной,
Но собутыльник всех гусаров,
Желанный гость в любой пивной:
"В субботу ту, сперва в театре
Часок поспав на "Клеопатре",
Зашел я, как заведено,
Размять ручонки в казино.
Я думал: распишу-ка "пулю"
Иль понтирну разок-другой.
А будет Струйский под рукой,
Так я ж его подкараулю,
Урок дам светскому хлыщу
И голым в Африку пущу...

2

Уж банк метал полковник Двинский,
Не шулер - фокусник скорей.
Он передергивал по-свински
Своих крапленых козырей
И блефовал, ворча сердито:
"Трясися, лярва! Черва бита!"
Один понтер, уже в белье,
Плевался, но вопил: "Плие!"
Другой, с лицом желтее воска,
Уж проиграв и те и те,
Дал 10 мазу и - "руте"!
Атанде! Просто карта - "фоска".
А третий гнул "пароле пе",
Наделав шороху в толпе...


3

Гляжу - глазам своим не верю:
Скучает Ржевский наш в углу.
Видали "Тайную вечерю"?
Исусик взялся за скулу!
На свете сыщется навряд ли
Игрок, поручика заядлей.
А тут он, словно ротозей,
Сидел без карт, вдали друзей,
Их ставок чуть ли не мильярдных,
Страстей кипящих и стихий.
И длинный хуй, как будто кий,
Меж двух яиц его бильярдных
Краснел на зелени сукна,
Собрав прохожих у окна...

4

- "Эй, Ржевский! Что с тобой? Аль спятил?!"
"Да зубы, - говорит, - свербят".
- "Что ж нищету развел ты, дятел?
Что хуем клянчишь у ребят?
Иль не на что купить рейтузы?
Иль ты, проказник толстопузый,
Сыграть собрался в карамболь?
Причем же тут зубная боль?"
"Какой ты, право, дурень, Лёва! -
Сквозь зубы Ржевский простонал. -
Мой хуй как раз и есть сигнал,
Чтоб видели, как мне хуёво,
И чтоб не спрашивали зря
Вы, злоебучие друзья!"

5

Граф Пьер Безухов, муж в квадрате,
Ученый муж и просто муж,
Силен в науке и в кровати,
Задет был за живое уж.
И молвил он, сверкнув очками:
"Друзья, не будьте дурачками!
Оставьте, господа, ла-ла,
Ведь эта хохмочка была!
Хоть Ржевский - феномен, похоже,
Но я у Гегеля прочел,
Что всё на свете, кроме пчел,
Дерьмо (и пчелы, кстати, тоже),
Так, значит, Ржевский всё равно
Такое ж, как и мы, говно!

6

Мой тесть (он в Третьем Отделеньи)
Докладывал, что сей бандит
Опять содеял преступленье
И нынче в крепости сидит.
Полицией в саду публичном
Задержан Ржевский был с поличным
В тот миг, когда своим жезлом
Произвести пытался взлом
И оскорбление девицы.
Хоть девственность не проколол,
Но был составлен протокол,
Где подтверждали очевидцы,
Что всё ж успел насильник сдуть
Пыльцу невинности... Вот суть!"

7

"Вот хуй-то! - фыркнул князь Мещерский
(Педант, придира, враг пролаз,
Он был в компаньи офицерской
За точность прозван "Глаз-алмаз"). -
Я слышал разговор особый,
Что Ржевский наш с одной особой
Побег замыслили вдвоем,
Но были схвачены живьем,
Друг друга в зарослях лаская.
И что ж? Порадую господ:
Девица ждет на днях приплод.
И кто ж она? Княжна Ланская,
Невеста графа Дульчина.
Чета семейств удручена..."

8

"Як звать? Наталка! Шо? Шатенка!
Пся крев! Це ж я ее кохал!" -
Воскликнул ротмистр Отщепенко,
Хохол хвастливый и нахал,
И ну в подробностях по-свойски
При всём честнОм гусарском войске
Живописать любви дары
И прелести ее дыры,
Влезая в щелку, как по мылу,
Пока Потемкин Пантелей,
Знаток всех дырок и щелей,
Не перебил его: "Помилуй!
Когда ж Ланскую ты ебал?
Ведь то ж Наталья Ганнибал!

9

Ну а Ланская - мокрощелка,
Сырой для дела матерьял,
Но дефицит, поскольку целка.
Поверьте, сам я проверял!
Однажды спьяну бес попутал:
Княжну я с горничною спутал,
Когда у них гостил в Крыму,
Засунул - не понять кому
С разбегу в темном коридоре,
Вдруг сердцем чую, что не то:
Не член тут нужен - долото!
Уж то-то визгу было вскоре,
Как от Му-му. И вся семья,
Решила, что Герасим - я..."

10

Фон-Страунинг, пиздун изрядный,
Вскричал: "Майн Гот! Черт побери!
На браунинг семизарядный
С Потемкиным держу пари:
В Крыму нет целок и подавно!
Была одна совсем недавно,
Но и она досталась мне
В Гурзуфе ночью на гумне,
Вернее, в Ялте в зоопарке,
Точней, в саду у попадьи..."
"Да негде там поссать, поди,
Не то, что высраться в запарке!" -
Прошамкал, к шахматам склонясь,
Романов Петр, великий князь.

11

Тогда брандмейстер Брандахлыстов
Шепнул жандарму Смирдину:
"Ты слышь-ка, батюшка наш пристав,
Что там болтают? Ну и ну!
Поручик Ржевский, да тот самый,
Что давеча был дерзок с дамой
И в маскараде на балу
Вертел партнершу, как юлу,
Да так, что всем видать подвязки!
Я, русский телом и душой,
И сам охотник пребольшой
До разудалой нашей пляски,
Но не канкан же до нутра ж!
Куда ж смотрел порядка страж?"

12

Иван Ильич, жандармский пристав,
Был зреньем слаб и глуховат,
Но нюх имел на террористов,
Сей волкодав и горлохват:
"Попался мне чиновник Лжевский..."
#ЗНАЧ!
- "Да-с! Лжевский, я и говорю!
Доносы слал не по ворью,
А на себя и на подругу:
Супруга ебаря таит,
А у супруга не стоит,
И охладели-де друг к другу.
Сынка в участок я упек
И по-отечески распек:

13

"Ты что же это, черт акцизный?
Женитьба не изюму фунт.
Иль долг забыл пред Отчизной,
Развода хошь? Так это ж бунт!
Тебе - разврат, увеселенья,
А рост народонаселенья
Я буду, курва, подымать?
Ах, ты, твою разэтак мать!"
Я разошелся не на шутку,
Хоть по натуре либерал.
Молчит, как в рот хуёв набрал!
Тогда велел я проститутку
Двум околоточным привесть
И с ним на очной ставке свесть.

14

Люблю сыграть я в дочки-няньки,
Хоть вижу всех насквозь ловчил:
Так, приказав раздеться Маньке,
Я Ваньку сам разоблачил
До пояса, конечно, (снизу)
И мигом сделал экспертизу:
"Ага! А хуй-то - начеку!
Сгною! Поджарю! Засеку!!!"
Со страху дурень стал неистов,
Признался мне, как на духу,
Что предавался он греху
В массонской ложе онанистов.
И я решил, чтоб руки деть,
Юнцу наручники надеть..."

15

Меж тем дебаты нарастали,
Грозя перерасти в дебош.
Уж слышалось бряцанье стали
И возгласы "Кого ебёшь?!"
Ух, как народ на сплетни падок!
Каких тут не было догадок!
Что языки не наплели!
Мол, Ржевский из-за Натали
Смертельно ранен на дуэли,
В муде попал-де граф Дульчин.
Да что их слушать, дурачин?
Как утки всем не надоели?
Ведь слово вроде воробья
Мужчин нисводит до бабья!

16

От этих прений и дебатов
Проснулся, тяжело дыша,
Сам атаман казацкий Платов
И проворчал: "Робяты, ша!",
По матушке добавив лихо.
И вмиг утихла вся шумиха,
Все ждали, что же скажет дед,
Но инвалид за чаркой вслед,
Для верности елдак пощупав,
Двух девок выпустил из лап
И выдал богатырский храп...
Тогда светлейший князь Юсупов,
Пугливо рот прикрыв платком,
Чихнул и начал шепотком:

17

"Тому назад неделю ровно
Говаривала мне кума
Елизавета свет Петровна,
Мол, Ржевский сдвинулся с ума
И докатился до женитьбы...
Эх, сорванцу повременить бы
И погулять до сорока,
Пока натура широка!
Но наш гусар, пошляк отпетый,
Презент прислал уж для княжны:
При сабле, вложенной в ножны,
Задрипанные эполеты,
Мол, под поручиком княжна
Быть подпоручиком должна".
      


Вперед, к следующей главе!
Назад, к оглавлению


Оформление: Василий Серенький, 2005


Истоpический музей:
[Индекс] [Новости] [Кто такие гусаpы?] [Мундиpы] [Галерея славы] [Гусары в войнах] [Гусары в искусстве] [Ссылки] [Контакты]

Наверх

Stolica.ru
Реклама в Интернет