Реклама в
Интернет
Stolica.ru Все
Кулички

Гусарский Клуб Гусары в искусстве
Поэзия На главную

Владимир Душаков

ИМПЕРАТОРСКИЙ СМОТР (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)

(c) Copyright: Владимир Душаков.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
(рассказ генерала Раевского,
комментарии атамана Платова)

1

"Что ж... Так и быть! Но, между нами
И девочками говоря,
Коснусь в рассказе (временами
Лишь) матерного словаря.
Мы ж академий не кончали:
Москва - потом, Париж - вначале,
Сперва война, затем ликбез,
Поскольку времени в обрез.
Учебой мучаясь, как флюсом,
По всем предметам плыл ко дну
И лишь Историю одну
Я твердо знал на тройку с плюсом,
Да нынче память уж не та,
Башка чертями занята...

2

Пять раз контужен, год в запое,
Лечился трижды в ЛТП,
А там питание скупое -
Один нарзан дают толпе.
Вода не утоляет жажды,
Я, помню, пил ее однажды,
Потом с похмелья так рвало, о!
Ну как картечь при Ватерлоо!
С тех пор я начал путать даты
И полководцев имена
С названьем, выдержкой вина
Особенно, когда поддатый.
А с перепою вспомню, ой!
И то, что было не со мной...

3

То Алексашка Македонский,
А то Лжедмитрий князь Донской
Со мной в гробнице фараонской
Играют в кости день-деньской.
А по ночам, вообще, кошмары:
То привидение Тамары,
Напоминая Чурсину,
В кровать крадется, чуть усну,
То залетит в окошко Демон,
Как "Боинг" или "Мессершмитт",
И надымит, и нашумит,
Как вся "Нормандия и Неман"!
Теперь привык: курю "Опал",
С Демьяном пил, а с Томкой спал...

4

"Не лепо ли ны бяше", братцы!
Вначале вздрогнуть по чуть-чуть
И, не заглядывая в святцы,
Царей Московских помянуть
С Владимира до Михаила
(Того, чей лоб зашиб хуило)
И всех, еси на небеси,
Заступников от "Би-Би-Си":
Иосифа Победоносца,
Никиту Чудотворца и...
То ль Леопольда, то ль Луи...
Как звать того орденоносца?
Вот память, блин, как у блядёх:
Да Леонид же Пиздобздёх!

5

Когда-то при царе Горохе
Был рай кромешный на Руси:
В лесах водились скоморохи,
А в реках - раки и лоси..."
Тут Платов вылез на подсосе:
"Мудло! Не лоси, а лососи!
Царь не Горох, а Мономах!
Стрелкам же путать росомах
Со скоморохами негоже!
Представь себе: бежит бизон,
Пальнёшь в него - лежит Кобзон,
Ведь оба на пизду похожи.
С яйцом не путай Божий дар,
Как с гонореей гонорар!"

6

- "Ты, Платов, прав! Я сам хренею:
Как дуб, хирею на корню,
То понесу вдруг ахинею,
То, вообще, порю херню,
Как жрица древняя Кассандра...
Об чем я? А! Про Александра:
Покойный царь, хоть не на вид,
Душой был сущий Леонид,
Которым так гордилась Спарта.
Как тот в ущелье Фермопил,
Так этот в Ялте преступил
Дорогу ордам Бонапарта,
О чем писал Эмиль Золя
В романе "Малая земля".

7

Друзья! Скажу, предвидя диспут,
Как фронтовик и ветеран:
Врут, что любой сатрап и деспот -
Сатрап и деспот, и тиран!
Народ сам по природе - трутень.
Не шприц тут нужен, а шпицрутен.
Как мать ребенка бьет, любя,
Так и монарх нас любит, бья,
Чтоб нам, сверчкам сорвиголовым,
Внушить: "Шесток не забывай!"
(Давай, Ермолов, наливай!)
Так помянём же добрым словом
Правленье прежнего царя,
Что Летописцем слыл не зря...

8

В глуши, на даче Царскосельской,
Весь у фантазии в плену,
Про подвиг свой Малоземельский,
Про Возрожденье, Целину
Слагал былины царь и, верно,
Затмил Дюма, побил Жюль Верна,
Барон Мюнхаузен пред ним
Младенцем выглядит грудным.
По книгам Бондарчук с Ордынским
Снял эпопею для повес,
Где царь с ружьем наперевес
В бою сражался Бородинском
И вытворял, как Бельмондо,
Лихие трюки от и до.

9

Не фильм, а хит-парад поп-арта:
"Довженко", "Дефа", "Си-Би-эС".
Зловещий образ Бонапарта
Раскрыл блестяще де Фюнес.
До глубины души затронув,
Создал Кутузова Миронов,
Трех мушкетеров-драчунов -
Никулин, Вицин, Моргунов.
Ну а Миледи, куртизанку,
В постельных сценах ух! сильна,
Так обнажила Чурсина,
Аж матка-правда наизнанку!
А роль царя простой капрал
Савелий Крамаров сыграл...

10

"Гран-при" - на фестивале Каннском!
В Нью-Йорке - "Золотой Оскар"!
На гребне славы океанском
Наш царь вознесся, как Икар,
И ну порхать по заграницам,
Женевам, Хельсинкам и Ниццам,
Вещать с трибуны: "Миру - мир!"
Разрядка - вот его кумир!
В России же бывал проездом:
Нагрянет вдруг и был таков.
Не зря разбойник Хлестаков
Гастроли начал по уездам
Со свитой экс-офицерья
Под видом Алекса-царя.*
____________________________
*Твой Хлестаков схож с Пугачевым,
Как хуй с напильником драчёвым!
(Прим. Платова здесь и далее)

11

Ну хоть бы другу ли, врагу ли
Вручил правления бразды!
Сам царь в бегах, сенат в загуле,
Синоду тоже до пизды!
Ментам - лафа, ворам - малина.
В войсках упала дисциплина:
Хрен дозовешься денщика,
Абы поссать сводил щенка,
Стервец, как пить дать в самоволке!
Не рота, а блядей приют -
Капралы честь не отдают
И огрызаются, как волки,
А раз по пьяни мне в штаны
Насрали, сукины сыны!

12

Бывало, в Городскую думу
Заглянешь по людским делам.
Уж то-то крику, то-то шуму,
Что сплюнешь: "Господи, бедлам!"
Собрание - сплошная свара:
Все водку жрут из самовара,
В кожанках, сбоку - кобура,
И до утра орут "ура!"
Куда ж простому работяге
Пробить прописку иль жилье?
Кругом коррупция, жулье!
Засели, крысы, как в рейхстаге!
Эх, нет "Авроры" под рукой!
Ушла, старушка, на покой...

13

В Европы съездив, в Штаты сплавав,
Признаюсь, не встречал нигде
Такой разврат, упадок нравов,
Как в нашей правящей среде:
Ведь что ни поп у нас, так пидор
Или козу дерет, как Сидор,
Что ни жандарм, так либерал -
Давал на лапу, либо брал.
А бандерша - каналья, эва!
А муж - с таможни прохиндей.
Они ж от нас родных блядей
Сплавляют баржами налево!
И только водка держит власть,
Хоть горькая, да пьется всласть.

14

Тут, словно псы, взбесились цены,
И вдруг - трагический удар:
Сошла "Смирновская" со сцены,
Изчез дружище "Солнцедар".
Селедка - рубль! Икра, а пиво?
На закусь - щавель и крапива.
И зад газеткой подтереть
Дороже стало аж на треть!
Без каши, колбасы и масла
Солдату жить не привыкать:
"Тройным" с сивухою икать,
Но все ж надежда не погасла:
Товарищ, верь! Придет она,
На водку старая цена...

15

Я в те века, до нашей эры,
Свободой бредил, как маньяк,
Левей, чем левые эсеры,
Не говоря про коммуняк,
А тут со временем стал истым
Махровым ультра-монархистом,
Всех черносотенцев правей,
Хоть пролетарских сам кровей
(Мой дед, Малюта сын Скуратов,
Был по профессии мясник).
Чтоб гордый дух славян не сник
Под игом жидо-демократов,
Вновь, словно средство от нутра,
России надобно Петра..."

16

"Или Адольфа? - брякнул Платов. -
Уж договаривай, не трусь!"
В седых усах усмешку спрятав,
Он знал: Раевский любит Русь.
Повысив голос на октаву,
Тот вспомнил "мать побед Полтаву"
И Платова родную мать,
Не в силах юмор понимать.
- "Каких грядущих самозванцев
России знать ни суждено,
Я верю, ждет Бородино
Всех бонапартов-пиздорванцев!
Дай русским рай, мы в ад сбежим,
Раз чужеземный здесь режим...

17

Когда я пьян (а пьян всегда я),
Взираю с грустью на юнцов:
За что, сражаясь и страдая,
Им погибать в конце концов?
Вот декабристы-хунвейбины
Готовят бомбы и дубины,
Вот Пушкин, дерзок и строптив,
Взывает власти супротив,
Но ни стишки, ни бомба с толом,
Русь не избавит из тенёт.
Фортуна задом повернет,
И станет "молот-серп" "прес-толом".
Пускай Империя - труха,
Петруху просят потроха...

18

Вот как-то выхожу на Невский,
Гляжу - толпа, и шпарит чтец:
Мол, с конференции Женевской
В Россию едет царь-отец
И манифест везет, где снова
Отмена права крепостного,
Амнистия... Ах, Бог ты мой!
Теперь из крепости домой
Вернут сыночков-декабристов,
Двух дебоширов и невеж
(За драку, матерный мятеж
Им дал 15 суток пристав).
Подонки! трусы! бугаи!
(Отпиздить не смогли ГАИ).

19

Итак, свершилось... Наконец-то!
Ведь государя своего
Живьем не видели мы лет сто,
В программе "Время" раз всего.
Тогда, в канун Олимпиады,
Войска замучили парады,
Маневры, марши и смотра,
Сплошная ебля и муштра!
Пять Генеральных репетиций
На поле Марсовом за март,
А меня ни унт, ни нарт...
Из Ставки весть примчалась птицей,
Что император сам, как Петр,
Грядет инспектором на смотр.

20

У магазина "Мясо-рыба"
В преддверьи 9 часов
Толпа, как рысь на лесоруба,
Взирала алчно на засов.
Уста мегер и глотки фурий
Бездействовали пред бурей,
Хоть лясы - бабье ремесло.
Но нетерпение росло,
Росло по мере приближений
Жандарма, штурма да ярма
С дурманом крови и дерьма.
А мы, юродивых блаженней,
На Привокзальной, в метрах ста,
Царя являли, как Христа...

21

Два эскадрона генералов,
Одних фельдмаршалов штук шесть,
А всяких штатских чинодралов
И шушеры штабной не счесть!
Аншефы, флигель-адъютанты
И дипломаты стран Антанты;
Весь Голливуд и Пентагон
Слетелся к нам на полигон;
Писаки, фоторепортеры;
Толпой чекисты на путях
В дубленках, джинсах и лаптях
Народ играли, как актеры;
Засели снайперы в кустах,
В отхожих и иных местах.

22

Войска и публика и пресса
С утра, как на иголках, ждут
Прибытья царского экспресса.
Ажиотаж вовсю раздут,
И родилось немало версий
Насчет аварий и диверсий:
Мол, по пути наверняка
Столкнулись два товарняка,
Иль бронепоезд "Князь Потемкин"
Врагами пущен под откос
Посредством стада диких коз,
Иль стрелочник Микола Демкин,
С получки пьяный вдребодан,
Царя отправил в Магадан.

23

Лев Страунинг, сотрудник МУРа,
Агент ЧеКа и ГПУ,
Свой браунинг проверив хмуро,
Мальчишек тем привлек толпу,
Про наши танки и комбайны
Сболтнул две-три военных тайны,
Всем по секрету рассказал,
Что царь прибудет на вокзал
Сам кочегаром на дрезине,
Чтоб опознать не мог никто,
Как говорят, "инкогнито".
Вруну поверили разини...
Как вдруг курьерский дал свисток
"САНКТЪ-ПЕТЕРБУРГЪ - ВЛАЛИВОСТОКЪ"

24

Промчался мимо, как из пушки!
Ан, глядь, уж катятся назад
Четыре сцепленных теплушки
И у перрона тормозят...
Вот из "ВАГОНА-РЕСТОРАНА"
Походкой твердой, как ни странно,
Перед встречавшими возник
Лесник, а может, проводник
В фуражке синей и в спецовке,
Но все, судьбу благодаря,
Признали в нем государя,
Поскольку "горлышко перцовки
В кармане левом" был пароль,
Что это царь играет роль.

25

Тогда (не знаю, как другим, но
Мне показалось) втихаря
Струхнули все, и вместо гимна
Битловского "Боже, царя..."
Оркестр и хор Крестнознаменный
Марш грянул - малость измененный
"Ах, Арлекино-арлекин",
Который слышал и Пекин.
Такое лишь в кино бывает:
Вокзал взревел, и шапки вверх!
Царь скромно почести отверг
И щедро, как и подобает
Вождю и общества столпу,
Стал воблой наделять толпу.

26

Какая ж тут случилась давка!
Крик! ругань! драка! мордобой!
Как в "Мясо-рыба" у прилавка,
Все прут, орут наперебой.
Спасибо, тут жандарм какой-то
Ударил пивом из брандспойта
И пеной сбил пожар страстей,
Опохмелил - аж до костей!
Царь Александр, призвав к порядку,
Взобрался на пивной ларек
И без бумажки речь изрек
Про мир, про дружбу, про разрядку,
Озимый сев и трактора -
Так, часика на полтора.

27

И всё - в стихах, что твой Гораций,
В науках - сущий Геродот!
И на десерт под гром оваций
Загнул армейский анекдот
За нумером 125-ым,
Который и своим ребятам
Пересказать я не дерзну.
Все оценили новизну
И тонкий юмор солдафонский.
"Хазанов! Райкин! Цицерон!" -
Неслось сквозь смех со всех сторон.
И после речи марафонской
Наш царь направился в буфет,
На старт для новых эстафет.

28

Тогда на мерине облезлом
Кутузов, старый наш циклоп,
В дохе фельдмаршальской и с жезлом
Вскачь выехал и - в лужу хлоп!
Поправил челюсти вставные,
Свой глаз, протезы остальные,
Парик пригладил по вискам
И рявкнул, обратясь к войскам:
"Эгей! Здор-рово, р-разпиздяи!
Я ж вижу вас, блядей, насквозь:
Опять с похмелья все, небось?!"
Приветствия такого я и
Не слышал со времен Петра.
Светлейший, знать, хлебнул с утра.

29

На главковерх, почуяв Дембель,
Давно на службу хуй забил:
Куда попало шлепал штемпель,
Когда мандраж его знобил,
Иль, обожравшись бормотухи,
По Ставке сыпал оплеухи
И адъютантов всех подряд
На кухню отправлял в наряд,
Посуду бил, штабную мебель,
От крика красный, как снегирь,
Всех на хуй слал или в Сибирь,
Пока фельдмаршалу фельдфебель,
Урядник либо старшина
Не скажет "ша!" и - тишина...

30

- "Смир-рно! Р-равненье на ср-редину!
Отставить! Что за ерунда?
Кто закурил? - Убью, блядину!
Ты хули чешешься, манда?!
Что, сучки, встали писька к письке?!
Да не живот вперед, а сиськи!
Нале-! Напра-! Кру-гом! Ать-два!"
Все замерли, дыша едва.
Тут, как шестерка, туз Кутузов,
Что твой лейтёха, оголтел,
К палатке царской подлетел.
...Вот в окруженьи шляп, картузов
Походкой юного Петра
Царь появился из шатра,

31

Весь нараспашку и ширинку
Застегивая на ходу.
(Так Ржевский к нам на вечеринку
Приперся с елки в том году).
Как опереточная прима,
Без бороды, усов и грима
Наш император Александр
Весь цвел и пах, как олеандр.
Он был одет в мундир швейцарский,
Как вышибала из кафе,
Во врангелевские галифе
И вид являл отнюдь не царский,
Ну вылитый Истомин Серж,
Кумир купчих и офицерш.

32

Наш самодержец Всеальпийский
Был прост и скромен, как никто,
Имел характер олимпийский,
Ведь знак нагрудный "ГТО"
С медалью рядом "Серп и Молот"
Был к ленте орденской приколот,
А чуть левей - солдатский крест,
В боях полученный за Брест,
Где русский царь на перемирьи
Вздул Бонапарта в преферанс,
И, по словам "Нувель-де-Франс",
От злости аж вскочили чирьи,
Когда узнал Наполеон,
Что сдал в вистах Неаполь он.

33

Вот государь, сосредоточась,
Достал батистовый платок
И шумно высморкался - тотчас
Пронзила мысль меня, как ток:
После Торжественной поверки
Ведь шли по плану фейерверки*.
Я понял сей сигнал без слов
И как пальну со всех стволов!!!
Как ветром сдуло - шляпы, скальпы...
Кутузов зря орал: "Отбой!" -
Парад начался сам собой
Под гвалт ворон и наши залпы,
И ну наяривать оркестр
Всех песен строевых реестр.
____________________________
*Смандил, опездол, ты мудню:
С хуя ли "хуерверк" на дню?

34

Бывало, врубишь после пьянки
Два-три Тухмановских диска
Иль марш "Прощанье варшавянки",
Иль "День Победы ЦСКА",
Иль "От тайги Британской", или
"Гип-гип ура! Мы победили:
"Спартак" бежит, бежит, бежит!" -
И хуй стоит, как надлежит.
...Горланя песни строевые,
Да так, что слышно за Ла Манш,
Терзая уши музыкантш
И сотрясая мостовые,
Окрестных зданий потолки,
Пошли гвардейские полки:

35

Семеновский, Преображенский -
Зверюги, сущий зоопарк! -
И батальон Отдельный Женский,
Носивший имя Жанны д"Арк.
Под марш лихой из "Мистер Икса"
Его вела майорша Бикса.
Фигурки - "Фридрихштадтпаласт"!
Жаль, вместо бюстов пенопласт,
Зато у каждой из красавиц
На майке надпись говорит
Про титул дыр и габарит:
"Мисс Обнинск - Малоярославец",
"Мисс Ворсино", "Мисс Башкино" -
Стриптиза звезды и кино.

36

Внук полководца Сэм Суворов,
Родоначальник женских войск,
Сказал мне как-то: "Слушай, боров!
К чертям, Генштаб! Глуши "роллс-ройс", к...!
Покамест путь бугрист да ямист,
И правды нет в ногах покамест,
Дурь ваших бурь, вождей вражду
На подружке пережду...
На смену танкам, пушкам, ружьям,
Затмив нейтронный комплекс бомб,
Поверь, придет война "секс-бомб",
Тем "венерическим" оружьем
Мы в плен возьмем любых "горилл". -
Так "палковводец" говорил.

37

Всех зрителей глаза и линзы
Сей контингент к себе привлек.
Еще бы! Так ушиты джинсы!
"Сиповка" или "королек"?
Но больше вызвало дебатов
Вооружение стройбатов.
Бжезинский Збигнев, психопат,
Принял за ПТУРСы лес лопат,
А чурок счел за камикадзе
И нам протесты заявлял.
Дивизью диких возглавлял
Полковник Павиан Шимпадзе,
Он в интервью признал, амбал:
Мол, маму Збигнева ебал...

38

Не служба главное, да пес с ней!
Дай прошвырнуться вечерком
В строю едином, с дружной песней,
С веселым русским матерком.
Цветы. Свистки. Аплодисменты.
Менты и острые моменты,
Когда схлестнулся у трибун
Фанатов с панками табун.
А там, в Правительственной ложе,
Средь камер-юнкеров, пажей
(Конечно, тех, что повсежей)
И фрейлин (тех, что помоложе)
Сверкал, сиял, блестел, светил
Сонм Государственных Светил.*
______________________________
*Сей слог чрезмерно живописен.
Сказал бы проще: "Море лысин".

39

Царь Александр Малоземельский,
Императрица с дочерьми
И польский гетман Ярузельский,
Ее постельный "шер ами";
Полсотни принцев, пять монархов,
Граф Калиостро, Аристархов,
Залетный шулер-шарлатан,
И папа римский, и султан,
Сам Аракчеев Петр Евгеньич,
Распутин Гришка, сукин сын,
И свора прочих царских псин:
Колчак, Деникин и Юденич,
Барон фон Врангель. И один
Весьма престранный господин.

40

Назло придворным интриганам
Патлатый, как семинарист,
В бушлате флотском и с наганом
Стоял антихрист-анархист,
Ведь был вдоль бескозырки соткан
Тот лозунг, что поднял Кропоткин,
И череп с парою костей,
Нагнавший ужас на гостей.
Когда же по клешам крылатым
Сей буревестник-альбатрос
Стал шарить пачку папирос,
То под распахнутым бушлатом
Крестов и звезд иконостас
Всех ослепил и ввел в экстаз.

41

Три "Невских", "Князь Владимир" с "Анной",
"Святой архангел Михаил",
"Андрей Лексеич Первозванный",
Медаль "За Керчь", "За Измаил",
"За оборону Сталинграда",
И чужеземная награда
"Звезда шерифа" - штат Техас,
И знак Люфтваффе "Летчик-ас",
И Орден Рыцарской Подвязки,
Похожий на туза крестей;
От покоренных крепостей
Ключей на поясе две связки
И главный песенный трофей
За конкурс "Золотой Орфей".

42

Кто ж это - сей песняр безмолвный,
Трех премий Нобелевских сэр,
Четырежды Герой и полный
Георгиевский кавалер?
То Пал Борисыч был Романов,
Глава российских битломанов,
"Почетный" тренер ЦСКА,
А по "нечетным" член ЦК.
Царю он доводился братом
Двоюродным, но мог подчас
Свинью подсунуть, как сейчас:
Солдатам дал команду "Атом!",
Что значит: где ни окажись,
Бросай оружье и ложись!

43

И, спешась, эскадрон драгунский
В противогазах, в ОЗеКа
Пополз по луже по-пластунски,
Был слышен мат издалека,
И ржали кони, вязли в яме
И спотыкалися хуями,
А Женский батальон, ну вот!
На спину лег, не на живот,
Знать, по привычке - ой, умора!
Вскричали гости: "О-ля-ля!"
Кутузов нервничал, смоля
Шестую пачку "Беломора",
И князя клял, и был не рад,
Что взялся принимать парад.

44

С толпой каких-то шалопаев
Промчал в тачанке на рысях
Василь Иванович Чапаев
И Петька с Анкой на сносях.
Отряд - одни головорезы:
Торчат из пазухи обрезы,
Орут частушки вразнобой
И жрут по кругу "Зверобой".
Кутузов крякнул: "Ну и банда-с!
Махновцы, что ли, государь?"
"Да нет же! - улыбнулся царь. -
Подразделение "коммандос".
Денис Давыдов, твой орел,
Войска такие изобрел..."

45

На лыжах, с луком при колчане,
Прошли, корявы и мелки,
Лексеича однополчане,
То бишь "Сибирские стрелки".*
А сам же предводитель чукчей
Лексеич, словно Чинганчгук чей,
С кольцом в ноздре и весь в перстнях,
Проехал в танке на санях.
Вокруг шаманы били в бубны,
Плясал меж гусениц костер...
Кутузов, на язык остер,
Взгляд бросил очень дружелюбный:
Он в юности танкистом сам
Покуролесил по лесам.
_____________________________
*Опять спиздил! Кой хуй Лексеич?
Ермак по батьке - "Тимофеич"!

46

Вся площадь рухнула, как Троя,
Рукоплеская, что есть сил,
Когда один, как перст, без строя
Рысцою Ржевский протрусил
Верхом на лошади соловой,
Как будто всадник безголовый,
На гриву падая ничком,
С растегнутым воротничком.
Хоть наш фельдмаршал, словно идол,
Уж не дивился ничему,
Но тут (не знаю, почему)
Он вдруг не выдержал и выдал,
Как подсчитал стенографист,
120 "жоп", "хуев" и "пизд"

47

+ 300 "матерей" в нагрузку,
Грозя взорвать весь фронт и тыл
(Пришлось Кутузова в кутузку
На время спрятать, чтоб остыл).
Потом везли, укрыв рогожей,
Космический корабль, похожий
На самогонный аппарат,
Который и венчал парад.
Но для друзей из заграницы
Велели в поле разыграть
Театр военный "рать на рать",
Ну наподобие "Зарницы",
Навроде "Дранг нах Остен", иль
С пальбой и еблей водевиль.
      


Назад, к оглавлению


Оформление: Василий Серенький, 2005


Истоpический музей:
[Индекс] [Новости] [Кто такие гусаpы?] [Мундиpы] [Галерея славы] [Гусары в войнах] [Гусары в искусстве] [Ссылки] [Контакты]

Наверх

Stolica.ru
Реклама в Интернет