Реклама в
Интернет
Stolica.ru Все
Кулички

Гусарский Клуб Гусары в искусстве
Поэзия На главную

Владимир Душаков

Гусарские стихи

(c) Copyright: Владимир Душаков.

	
	
ГУСАРСКИЙ ТОСТ N 1

Друзья! И в самом деле горько
Нам слышать эти крики "горько!"
И не остудит ветер ран -
Ушел на отдых ветеран.
Что ж нам, холостякам прожженым,
Тут пожелать молодоженам?
Любить друг друга целый век,
Ночами не смыкая век,
И жить в довольстве и в достатке,
Не подмечая недостатки,
И пусть не принесет ваш брак
Разлад в семье, в потомстве брак!



ГУСАРСКИЙ ТОСТ N 2

Ваша Светлость! Вы - Светило,
Солнце нашего двора.
Всех согрело, приютило
Сердце, полное добра.

Жизнь - сплошные предряги:
То получка, то аванс.
Мы, дворяне, как дворняги,
Чтобы делали без вас?

Если в окнах нету света,
Мир - как черная дыра,
Так свети нам вечно, Света,
Солнце нашего двора!



ГУСАРСКАЯ ЛЮБОВЬ

* * *

Гусарская любовь, как царская немилость,
Казнит, хоть за сто верст от света отдались.
Зачем, о Натали, скажите мне на милость,
Вы Ржевскому вчера в конюшне отдались?

* * *

А разве с Вами, Пьер, безумства не случались?
Вы злитесь на П.Р. от зависти простой:
Пока в конюшне мы с поручиком случались
Жеребый жеребец испытывал простой...



САТИРА ИЗ СОРТИРА

Поручик, будучи в сортире,
Опорожнился, порыгал,
Засим минуты три-четыре
Читал настенный мадригал:
"Мгновенья я ловил экстаза,
Паря над бездной унитаза!" -
Сей надписью один поэт
Вспел онанизменный предмет.
"Какой ответ придумать хаму?" -
Поручик ухо почесал
И калом бурым приписал
Весьма презлую эпиграмму:
"Тебя бы мордой в унитаз,
Во б настоящий был экстаз!"



ОПАСНОЕ СРАВНЕНИЕ

Гусар Еленою пленен
И рухнул на колени,
Ведь даже сам Наполеон
Скончался на Елене.



ПОРУЧИК РЖЕВСКИЙ - НАТАШЕ РОСТОВОЙ

Я вас любил, но за козла я
Быть боле не намерен, я!
Пусть вас ебет кобыла злая,
А не такой, как мерин, я!



ПОРУЧИКУ НИКТО НЕ ПИШЕТ

Поручику никто не пишет,
Поручик, сидя, трубкой пышет,
На нем халат, драконом вышит,
И, на крыльцо попрыскать вышед,
Он часто дышит, лишь заслышит
Звон бубенцов; одно колышет:
Поручику никто не пишет...



ЧУДНЕЙ НЕ ВИДЕЛ ПОЕДИНКА!..

"Чудней не видел поединка!"
Поручик ахнул: "Ну дела!"
Лежала на столе блондинка
В чем мать, конечно, родила.
С жужжаньем к потному отверстью,
Что поросло белёсой шерстью,
Слетались мухи, и оно
От них родных черным-черно!
И в дырку тесную, как в лузу,
Один или другой игрец
Вставлял соленый огурец
И - что есть силы, бац по пузу!
Со свистом сей снаряд летел,
И отмечал рекорды мел...



ОБМЕН ЛЮБЕЗНОСТЯМИ

ДЕНИС ДАВЫДОВ - РЖЕВСКОМУ

Наш герой, на хер похожий,
Так и рвется из тенёт,
И, как девушку в прихожей,
Ржевский чёрта ущипнет!

РЖЕВСКИЙ - ДЕНИСУ ДАВЫДОВУ

Давыдов ибн Ебена Мать!
Очухайся, пизду взлохмать
(Свою пизду под носом)
Да отрыгни поносом!



ТУТ БЫЛ... БЫЛА ГУСАР-ДЕВИЦА

Тут был... была гусар-девица
Поручик Шурочка. Она,
Слегка усата, смуглолица,
Одна сидела у окна
В рейтузах розовых в обтяжку,
Так ляжку положа на ляжку,
Что, проходя, любой нахал
Смущенно кашлял и вздыхал:
Попробуй тронь ее - тигрица!
На вид тихоня из тихонь,
Но впрямь не девка, а огонь.
А материться мастерица -
Что только Ржевский и привык
С ней общий находить язык!

А что с нее? И взятки гладки!
Лишилась, будучи бабцом,
Не только целки, но матки,
Сожительствуя с жеребцом.
А в лазарете, в общей груде,
Приняв за два нарыва, груди
Отрезал фельдшер с пьяных глаз,
Зашив, как рану, женский лаз.
А Ржевский, даром что поручик,
Но спровоцировал-таки,
Как утверждают знатоки,
Поручика на пару вздрючек,
Да тем и кончил (в зад и в рот),
А то "разврат" решит народ.



В ЛЮБВИ - НАПОЛЕОН
(инструкция для юнкеров)

Поручик я, но как любовник -
Фельдмаршал али генерал,
Аль на худой конец полковник,
Клянусь усами, не соврал!
Кто в страсти щедр по-королевски?
Конечно же, поручик Ржевский!
А кто в любви - Наполеон?
Поручик Ржевский, только он!
Пусть не лизал я дамских ручек,
Но дорог женщине любой,
И все зовут наперебой:
"Сюда, поручик! К нам, поручик!" -
Повсюду Ржевский нарасхват.
Париж кричал ему: "Виват!!!"

Я суть "военного" искусства
Усвоил твердо, наизусть,
Где проявить какие чувства,
Где грубость выказать, где грусть,
Где можно ржать, как на конюшне,
Где нужно быть овцы послушней,
А там, как ястреб с высоты,
Упасть на курицу в кусты.
Скажу без глупого бахвальства:
Моя стратегия проста -
Внезапность, натиск, быстрота;
Второе счастие - нахальство:
Увлечь, к взаимности склонить
И - пошлостью ошеломить!

Тут дама в обморок притворный
Спешит к вам на руки упасть,
Но ведь гусар не паж придворный,
Чтоб на чело примочки класть
И в чувство приводить с терпеньем.
Но, ловко пользуясь смятеньем,
Мужчин заклятого врага
Ты сразу ставишь на рога
И дерзко атакуешь с тыла!
Представьте дамы стыд и страх,
И щекотливость в сих местах,
Что загодя не защитила.
"На! На тебе, бесстыдник! На!" -
Кряхтит, но трудится она...



ЛЮБОВЬ ГУСАРА
(женская-народная)

Сяду я на подоконник,
Занавески оттолкну.
Не прискачет ли мой конник
К незабвенному окну?

Где летаешь, светел-сокол,
Сердцеед и следопыт?
Жду-пожду, когда б зацокал
Конь подковками копыт.

Лишь заслышу звонкий голос,
Выбегу я на крыльцо...
То-то сердце искололось,
Потускнело уж кольцо.

Всю разлука истомила,
Дождь проходит за дождем...
Подождем десяток, милый,
Да остаток подождем!



КАЛАМБУР

- "Оставим, Ржевский, эти бредни!
Послушай лучше каламбур,
Мне рассказал его намедни
Один уездный балагур:
Однажды берегом озерным
Мужик тащил корзину с дерном.
Навстречу баба налегке
Несла яички в узелке.
"Эй, малый! Дерну дай за яйца!" -
Бабенка тут кричит ему.
Мужик не понял, что к чему,
Пустился вскачь резвее зайца,
Боясь остаться без яиц...
Не правда ли, забавный блиц?"

Поручик через две минуты
Расхохотался: "Ха-ха-ха!
Вот так умора! Фу-ты, ну-ты!
Ей-богу, лопнут потроха!
Весьма недурный каламбурчик,
К тому же свежий, как огурчик.
Пойду ребятам расскажу,
Уж то-то будет куражу!"
Поручик взгромоздился храбро
На авансцену прямиком,
Администратора - пинком,
Как прорычит: "Абракадабра!"
Что означало в те года:
"Прошу вниманье, господа!"

- "Друзья! Я вспомнил, между прочим,
Один пикантный каламбур.
За точность не ручаюсь, впрочем,
Поскольку в голове сумбур.
Однажды Ванька спозаранку
Тащил из леса дров вязанку,
Глядь, девка чешет по грибы,
Он к ней, а Манька - на дыбы:
"Боюсь-де хлопцев незнакомых.
Коль тронешь, яйца оторву!"
Свалил он бабу на траву
(Он был, как я, мужик не промах)
И так отдрючил, будь здоров!
Ей напихал охапку дров..."

Умолк рассказчик, тем не менье
Успеха не было, увы!
Застыли все в недоуменье,
Как сфинксы на брегах Невы.
Лишь только захихикал Струйский
Подобострастно, по-холуйски:
"Ах, Жорж! Нам объяснить изволь,
Ну где же в каламбуре соль,
Чтоб вся компанья понимала!"
Тут, фыркая в усы, как морж,
Поморщился брезгливо Жорж:
"Я видел мудаков немало,
Но не видал я пошлых столь:
Ты всюду к яйцам ищешь соль!"



ГУСАР В ПАРИЖЕ (отрывок)

...Вот, помню, случай был пикантный
В Москве с княгинею N.N.
Когда весьма экстравагантно,
Вложивши в губки влажный член...
-- Поручик! Вы вконец заврались!
Вы ж о Париже петь собрались,
А кончили за упокой:
Княгиней, вафлей и Москвой.
Услышать ожидаем все мы,
Чем дело кончилось тогда?
-- Ах, да! Вы правы, господа:
Я слишком отошел от темы.
Итак, исправлюсь! И скорей
Спешу к француженке своей...

Я в сей же вечер к ней явился,
Весь при параде, в орденах,
И надушился, и завился,
Благопристоен, как монах.
И что ж? Премилая картина:
В обнимку с нею... ах, скотина!
Сидит, и кто ж? Их брат мусью!
И -- "о-ля-ля", "ца-ца", "сю-сю".
Но не теряюсь я нимало:
Пардон, мадам! Но Ржевский наш
Не водевильный персонаж.
Я хвать за шиворот нахала
И, зарычав, как лютый зверь,
Паршивца вышвырнул за дверь!

Свершилось то в мгновенье ока...
Едва оправившись, Зизи
Вдруг затрещала, как сорока,
Но, деньги увидав вблизи,
Угомонилась, как ни странно,
И улыбнулась, несмотря на...
Тут я, как скверный каламбур,
Ей прошептал: "Жэ тэм ля мур!"
Тотчас же, словно по команде,
Она разделась догола,
Размялась и в постель легла.
Ну, думаю, теперь -- "атанде!"
И, сапоги спихнув под стул,
Я на столе свечу задул...

И мы помчались. Что за скачка!
Как вспомню, так трясет озноб:
Моя Зизи была лихачка
И с места ринулась в галоп;
С испугу я вцепился в холку,
Тяну поводья, да что толку?
Как пух, взлетаю к потолку:
"Чирик! пиздык! хуяк! ку-ку!"
Всё на дыбы встаёт и сбросить
Меня, стервоза, норовит,
Аж зенки вышли из орбит,
Вот! Волоса прошибла проседь.
Уф! Хоть наездник я лихой,
От скачки я вспотел такой.

О, дьявольщина! Вакханалья!
Что вытворяет? Ну, добро!
Ужо постой! Ужо, каналья!
Ракалья! Бес тебе в ребро!
У вас в Париже щелки узки,
Но русский хуй не хуй французский,
Пускай он тяжек на подъём,
Зато не обуздать потом.
Хоть родом я и не татарин,
Мне что ебать, что кровь пущать.
Уж будешь, бестия, пищать,
Визжать, что я неблагодарен,
Зато, разъэтакая блядь,
Не фордыбачься вдругорядь!



ГУСАРСКИЕ ЗАБАВЫ (отрывок)

1

И вот шалман цыган чумазых,
Разя сивухой, чесноком
И конским потом из-за пазух,
На сцену валит с песняком.
И прямо в зал бредут по спуску,
Со всех столов метут закуску,
Часы с карманов, портмоне -
Вот "ай-на-нэ", так хуй-на-нэ!
(На днях мне критики сказали:
"Где взял ты, бардаписец, сих
Цыган поганых? Выбрось их!"
Где взял? - на Киевском вокзале,
На публику их выслав. А!
Беру назад свои слова...)

2

Как трудно передать нюансы!
Воспеть с больною головой
Цыган жестокие романсы
И пляс цыганки огневой,
И грохот бубна, визг истошный,
И юбку нищиенки роскошной,
Когда она, как смерч, кружась,
Огнем неистовства зажглась
И, вся косматая, босая,
То стан змеиный изовьет
И смуглой пяткой в бубен бьет,
То, взоры страстные бросая,
Грудями бешено тряся,
Аж из себя выходит вся!

3

Визжит, беснуется смуглянка,
Как ведьма. Как буран в степи,
Взлетает юбка - глянь-ка! глянь-ка!
Ух, Боже мой! - до самой пи...
Взды-хают, а-хают гусары
Под звон и перезвон гитары,
Ведь все цыганки, не стыдясь,
Трусов не носят отродясь.
Подчас такое у шалуньи
Блеснет в неписаной красе!
И ляжки в месячной росе,
И попки пухлой полнолунье,
И нечто, в венчике волос,
Что все века "табу" звалось.

4

Как одержимая падучей,
Плясунья билась на полу,
Пока ее факир гадючий
Не скрыл, упрятав под полу.
Цыганам взбалмошным на смену
Вприпрыжку выпорхул на сцену
Знакомец наш конферансье
И прокричал: "Мадам! Месье!
В концерте, антр ну, заминка:
Факир индусский под балдой,
И, вместо фокусов с елдой,
У нас ритмичная разминка -
Пластический этюд любви,
Парижский сервис, се ля ви!

5

Напомню пьесы содержанье:
Итак, пастушка и сатир..."
Послышались хлопки и ржанье,
И выкрики: "Катись в сортир!"
- "Из мифологии античной
Сюжет вы помните отлично,
Томить не стану, господа!
Я пас. Позвольте ж мне тогда
Представить, так сказать, танцоров:
Гран фам - мадмуазель Мими,
Шарман полнейший, черт возьми!
С ней в паре - Митрофан Невзоров,
Российский цирковой атлет,
Экстерном принятый в балет.

6

Маэстро, туш! Туши, маэстро!
Отлить охота позарез..."
Раздался стройный гул оркестра,
И заиграли полонез
Огинского: "Тарам-пам-пампам..."
Уж весь огонь погас по лампам,
Взметнулся занавес. И вот
На сцену, как на эшафот,
В тунике из тончайшей ткани,
Прикрывшей грудь наискосок,
Пастушка юная прыг-скок!
Резвей и трепетнее лани,
И с олеандровым венком
Порхать пустилась мотыльком.

7

И враз поручики, корнеты
Пастушку взяли под обстрел
В свои монокли и лорнеты.
И каждый зритель усмотрел,
Что, трогательно-целомудрен,
Лобок был выбрит и напудрен
И родинку вблизи пупка.
Все с нетерпеньем ждут, пока
Мелькнет ах! нежная промежность.
Увы, но тщетно! Это - он,
Предусмотрительный тампон,
Девиц и женщин принадлежность,
Изобретенье лекарей
Противу месячных кровей.

8

Всех превзошел отец Георгий,
Духовный пастырь полковой,
Великомученик злых оргий,
Любивший святость и покой.
Блажен, с трубою верхоглядской
В пиздпроёб премандоблядский
Джавахарлал архимандрит:
"Рабиндранат твою едрит!
Ох, ягодка! Ух, ягодичка!
Годится дева хоть куда..."
"Да полно! Чересчур худа.
Клубничка ваша, батя, дичка!" -
Князь Вяземский изящным па
Попа поставил "на попа".

9

- "А чресла?" - "Ляжки жидковаты!"
"А перси?!!" - рявкнул поп в сердцах.
- "Грудки, однако же, из ваты..."
- "Аз, сыне, млеко зрю в сосцах!"
Ответил сын как можно кротче:
"Не молоко - сметана, отче!
Что по-французки - косметик..."
- "Не богохульствуй, еретик!!!"
Тогда штаб-лекарь Склифосовский,
Индиффирентный до сих пор,
Прервал их перманентный спор
С идеей фикс по-философски:
"Да будь она какой невесть,
Пизда и у старухи есть!"

10

Нежданный поворот в спектакле:
Еще не кончился пролог -
С рогами, в бороде из пакли
Явился Фавн, козлиный бог,
Лесной пьянчуга и картёжник,
Лихой блядун и скотоложник.
Пастушка от него скорей
Спешит укрыться. Царь зверей
За нею захромал вприскочку,
Хвать за подол - вот негодяй!
Она рванулась - ай-яй-яй!
И потеряла вмиг сорочку,
Здесь на посмешище людском
Оставшись с фиговым листком.

11

И - ах! упала в лапы Фавну.
Тогда, подняв под потолок,
Князь-рогоносец Ярославну
В плен половецкий поволок,
В когтях сжимая стан девичий,
И ну глумиться над добычей:
То крутанёт и так и сяк,
Как куклу иль какой пустяк,
То с нею пируэты чертит,
То дерзновенно за грудки
Хватает и - рывком руки
Бросает, ловит, гнет и вертит,
И, продолжая па-де-де,
Ладошкой гладит по... т.д.

12

И в колокольном многопудьи
Размеренно мотались в так
Танцора бронзовые мудьи...
Но вот настал финальный акт:
И встрепенулся мощный орган,
Что весь прыжками был издёрган.
Ура! Торжественный момент.
Умолкнул аккомпанемент,
И в тишине - вот гвоздь программы!
Трах-тах, как выстрел, треск трико,
И распрямился член легко,
Как раб согбенный, но упрямый,
Как башковитый большевик,
Речь обронивший в броневик.

13

При виде грозного повстанца
Пастушка сделалась бледна.
Какой пассаж во время танца!
Какая тяжесть и длина!
Такого нет и у Геракла...
Бедняжка сникла и обмякла,
Зажмурив в ужасе глаза.
Ага! Допрыгалась, коза?
Теперь, язычница, молись ты!
Уж близок гибельный конец
Со срезом годовых колец,
Мозолистый и мускулистый.
В Двенадцатом дубиной той
Французов гнал народ простой.

14

Герой ругательств и пословиц,
Сей член, исполненный щедрот,
Как будто гриб-красноголовец,
Пастушке сам просился в рот
И надвигался ближе... ближе...
Ну что ты брезгуешь? Бери же!
Она взмолилась: "О Исус!" -
И кусь его причастья кус.
И Фавн взревел!!! И за Пастушкой,
Ругнувшись матом сгоряча,
Задал такого стрекача,
Тряся кровавой колотушкой!
Она бежать куда б нибудь
И с визгом бросилась на грудь

15

Корнету Львову, что напротив
Дремал в партере на беду.
Его приятно озаботив,
Она прижалась, как в бреду:
"Месье! Жё па! Се монстр нуаре!"
И сердце дрогнуло в гусаре,
Он вмиг курок на Фавна взвел
И грозно рявкнул: "П"шел, козел!
Не то свинцом попорчу шкуру!"
"В искусстве вы, ваш бродь, профан! -
Заныл не Фавн, а Митрофан. -
Ишь, сучка! Покусала сдуру!
Чай, не казенная елда!
Т а к не играю, господа!"

16

Вы помните, как Фавн с подружкой
Вдвоем затеяли возню?
Такая вышла тут петрушка,
Что девушка осталась "ню".
Представьте ж, каково мальчишке
Голышку ту держать на шишке!
Да ей самой невмоготу
Терпеть позор и наготу.
Корнет, в мотне почуяв прибыль,
Зевнул и буркнул: "Спать пора!
Поедемте-ка в нумера!"
- "О мон амур! Анфан террибль!
На я совсем ля натюрэль..."
- "Мамзель! Нам всё равно в постель.

17

Неужто впрямь у вас в Парижах
Ебаться принято в портках:
Днем! стоя! в гамаке! на лыжах!
Плюс с пассатижами в руках!
А хочешь - нашенского шарму?
Айда, подруга, к нам в казарму,
В каптерку шасть и - на засов,
Ебаться будем без трусов!
А ну, Дантес, переведи-ка,
Я ж по-французски ни бум-бум!
Скажи ей, Жорка, наобум:
Мол, в кабаке ебаться дико,
Коль весь народ одет-обут,
Советами ведь заебут!"

18

Пока пакует переводчик
Хрен русский во французский жмых,
Стал объясняться наш молодчик
На словаре глухонемых:
Чтоб не соскучилась резвушка,
Он язычком ей лезет в ушко,
Массирует соски, притом
Он указательным перстом
Осьмнадцать раз качает клитор
(Так учит мудрый Аристарх,
Науки брачной патриарх,
Юнцов развратных репетитор.
См. Семнадцатый раздел:
"Что делать, если ты раздел").
      


Назад, к оглавлению


Оформление: Василий Серенький, 2005


Истоpический музей:
[Индекс] [Новости] [Кто такие гусаpы?] [Мундиpы] [Галерея славы] [Гусары в войнах] [Гусары в искусстве] [Ссылки] [Контакты]

Наверх

Stolica.ru
Реклама в Интернет